Мне не знаком покой я у тебя такой

Тимур Темиров – О тебе текст песни(слова)

мне не знаком покой я у тебя такой

Хотя в данном случае, думаю, дело не в этом, а в том, что мне этих Это как с маршрутом, который тебе не знаком: если тебя ведут, то ты, Можно я? – Можно – что? – не понял Лицкявичус. – Поговорю с Что касается Томилиных, здесь все более или менее ясно, поэтому пока оставим их в покое. Мой рок-н-ролл это не цель и даже не средство. Не новое, а И там где ты меня не ждёшь. Ночные ветры И не способный на покой я знак подам тебе рукой. Прощаясь с . просто мне очень плохо.душевная боль сильна! 1. Мне не знаком покой, я у тебя такой. Ты же своей рукой жребий взяла такой. Болен я лишь тобой, не ревнуй - успокой. Я возвратился с дороги уставший.

Самая прекрасная дверь, которую открывает Господь в нашей жизни, по-моему, это та дверь, которая открывается легко и свободно. Конечно, с усилием и упорством, но без эгоистического давления. При этом наше упорство должно уважать знаки, подаваемые Господом, и не настаивать чрезмерно, но принимать эти знаки, предупреждающие: И еще одно уточнение.

Всё, что я говорю тебе сегодня, как и всегда, не есть истина в последней инстанции. Я не знаю, прав ли. А, может, на самом деле всё и не. Но я говорю то, что понял исходя из прочитанного, услышанного и рассказанного тобою. Вот, к примеру, едет один человек в аэропорт. Билетов нет, и ему говорят: И вот он ждет своей очереди, и с нетерпением, и с молитвой стремится получить местечко на этот рейс. Он даже молится и просит Бога: Вот выкрикивают несколько имен, его имени не называют.

В конце концов он остается без билета. Самолет улетает без. Он очень расстроен, огорчен, возмущен, нервы на взводе. То, о чем я говорю, случалось со многими. Многие или же потому, что опоздали в аэропорт, или же потому, что им не хватило места, не попали на нужный рейс. Спустя несколько минут после того, как самолет взлетел, все вдруг слышат жуткую весть: И тот человек, который только что убивался и причитал: Если бы я был в этом самолете, я бы погиб!

А теперь я жив! А ведь мне так хотелось во что бы то ни стало попасть на этот рейс, я так упорствовал, так наставил на своем, и вот на тебе — страшно представить, что бы со мной сейчас было! Он является мне и говорит: Ну хорошо, тот, другой, он не попал на рейс и спасся. Почему со мной случилось это? Я не знаю, что ему ответить. Потому что на самом деле феномен жизни, таинство жизни превосходит наше разумение.

мне не знаком покой я у тебя такой

Единственное, что я могу сказать ему: Ты спроси Того, Кто есть Распорядитель нашей жизни. Ты спроси Того, Кто определяет, и регулирует, и знает всё. И направляет обстоятельства туда, куда направляет, для каждого из. Он знает, сколько мы будем жить, когда уйдем, при каких обстоятельствах нас застигнет конец.

Лишь только Он один знает, как и. Я и в самом деле нахожусь в растерянности. Но я знаю, что тот, кто в итоге выжил, после такого становится более зрелым, иначе смотрит на мир.

Я скажу об этом. Я и так довольно долго держал тебя в напряжении. Некоторые, услышав это предложение, говорят: Просто сидеть сложа руки и ждать? Нужно делать те дела, которые ты должен делать, нужно строить планы.

А дальше довериться любви Божией и сказать: Я не знаю, что у меня выйдет из того, что я начинаю делать. Могут быть ошибки, неудачи, проблемы. Может, меня вообще вышвырнут. Вероятно, именно эту ошибку люди делают в жизни, и ты в своей, и я в. Разные учителя, проповедники, богословы — и я мог допускать эту ошибку — с самого детства воспитывали нас и учили, что когда ты рядом с Богом, у тебя всё будет хорошо.

А пришла жизнь и нас разочаровала. Потому что в реальности мы увидели, что скорее действует обратное. Мы поняли, что когда ты рядом с Богом, твои дела далеко не всегда идут хорошо. Ты сталкиваешься и с несчастьями, и со скорбями, и с преследованиями, и с болезнями, и с нуждой, и с неудачами — с такими разными малоприятными вещами. Но через нее ты научишься возмужанию, внутреннему обогащению, смирению. Твоя душа, пройдя эти несчастья и проблемы, станет умудренной, умной, просвещенной.

Кто сказал, что человек рядом с Богом не столкнется с непредвиденными ситуациями? И что с ним не произойдет то, чего он не ожидал и даже не представлял, что вообще такое может случиться в его жизни!

Нет, даже не думай, что рядом со Христом, любя Господа, ты не будешь подвергаться жизненным испытаниям. Будешь, и очень многим. С одной лишь разницей: Ты победишь многие треволнения и научишься держаться над волнами и нырять в пучину, чтобы миновать стремительный натиск. И когда на тебя станет надвигаться волна, чтобы накрыть тебя и разочаровать, ты будешь погружаться в смирение, в любовь, в предание себя воле Божией, в полную покорность. Ты покоришься и скажешь: Ко мне на исповедь пришла одна мать, несколько лет тому.

Я спрашиваю у нее: И я увидел слезу у нее на глазах. Я заставила ее поехать, чтобы она не была изолирована и оторвана от ребят, чтобы общалась с ними, а не была одна, не замыкалась на. Они отправились за границу, в Токио, и там мою дочку, отче, убила молния! Ты можешь себе вообразить, что чувствует эта мать?

Неужели она хотела сделать зло своему ребенку? Неужели желала ему чего-то плохого? Она предложила девочке поехать, чтобы та радовалась. Побуждала ее подружиться с университетской компанией. И в мыслях она не имела ничего дурного. И вот в балкон, туда, где беспечно сидела ее дочь, ударила молния, и ребенок погиб. Представь теперь, как этой матери звонят по телефону из Токио, чтобы сообщить о смерти дочери!

мне не знаком покой я у тебя такой

В жизни случается много неожиданностей, очень. Иногда, когда ты думаешь обо всем этом, хочется сказать: Ничего ты не знаешь. Если ты рационалист и не имеешь доверия к Богу, то ты действительно так думаешь.

И в этом есть своя логика. Пастырь добрый Но если ты любишь Бога и помещаешь Его в свою жизнь, тогда ты говоришь: Я не могу быть уверен ни в. Только в одном я уверен: Все эти коллективно-массовые движения предполагали участие как главный приз, американизм же довёл это всё до культа: Он готов умереть на пути к этому призу, даже кого-то и убить по дороге. Конечно, мне это не очень нравится, потому что есть физкультура, есть спорт, и не надо обязательно выращивать олимпийский резерв, например, и с пятилетнего возраста вынимать из маленьких девочек все жилы, делая из них каких-то жутких гимнасток.

Честно говоря, я не знаю, кому это нужно, кроме тренера и федерации спорта. Надо, чтобы ребёнок был здоров - пусть гоняет мяч, боксирует, борется, метает копьё, плавает в бассейне.

Чтобы тело и душа были молоды. Так же и в музыке, и во всех остальных вещах. В каждом европейском городе есть муниципальный оркестр. Иногда они смешные до безобразия — одеты в одежду какой-нибудь пожарной охраны: Но они регулярно выходят на площади своих несчастных городов — в Италии, Германии, где-то ещё — и дуют в свои дудки, пилят свои скрипки, что-то такое исполняют.

Это всё фальшиво, безобразно, но всем весело. Как бы есть разная музыка. Ну и правильно, пусть выслушивают. Но есть просто песня как бы сытого живота, когда люди встретились, сели за стол, поели, выпили - и запели песню.

Ну, надо же спеть что-нибудь интересное такое, безгрешное, глупое, но невинное. Конечно, в жизни должно быть и то, и. Они не понимают, что музыку нужно любить потому, что она просто хороша. Как сказали древние знатоки Торы, вслушайтесь: Библию нужно читать не для того, чтобы потом всех учить уму-разуму, со всеми спорить, что я знаю, а ты не знаешь. Библию нужно читать только потому, что Библия сладкая. Читайте Библию ради сладости самой Библии.

И плавать нужно только потому, что плавать — хорошо, а не для того, чтобы всех обогнать. И бегать нужно для того. Да не надо этого, жизнь не из этого состоит. Конечно, для некоторых бедняков не было другого способа вырваться в люди, как только через виртуозное знание музыкального инструмента. Некоторые бедняки получали нормальные деньги только выходя на ринг, теряя все зубы, становясь профессиональными боксёрами, дай Бог, успешными.

Всё это, конечно, чистый американизм, Европа — иная, и мы —. Мы играем в театре, или ходим в театр, или слушаем музыку, или исполняем музыку не для того, чтобы залезть на самый верх и на всех сверху плюнуть, а для того, чтобы насладиться, порадоваться, узнать, что есть другой мир, в котором звучат небесные звуки.

Мы просто больные люди, у нас заражено сознание. Понимаете, какая интересная вещь: Больной человек, например, строит дом: Он хотел сделать, например, студию народного творчества, а получилась психбольница.

Если больной человек начинает заниматься музыкой, у него получается больная музыка. Или он начинает оркестр собирать - получается больной оркестр, оркестр больных. Больной человек всю свою деятельность делает больной. Там всё заражено гордостью, чванством, желанием первенства, обидой, завистью, злобой, шушуканьем за спиной, сплетнями, подсиживанием. Больное всё получается, идиотское. Конечно, это всё повсеместно в искусстве и спорте — там, где есть вопрос о первенстве, о гордости, о первых призах.

мне не знаком покой я у тебя такой

Искусство и спорт — это самые тиражированые вещи, в которых люди стремятся к первенству и публичности. Туда идёт реклама, там журнальный глянец, там фанфары, медные трубы, там человек сразу просыпается знаменитым, и там, конечно, люди сходят с ума.

Хотя не для этого нужно заниматься искусством, и не для этого нужно заниматься спортом. Изначально, спорт и искусство созданы Богом для другого. Я извиняюсь, что несколько затянул свой ответ, но я считаю, что мы очень больны. Мы — это наша горбатая цивилизация, которую все так восхваляют и не знают, куда её деть. Все так её любят и все от неё мучаются. Она нас заразила ложными идеями. На разрыв просто, в клочки дерут своих детей, чтобы сделать из них вундеркиндов. А получаются шизофреники, которые в четырнадцать лет убегают из дома.

Вместо гениев - одни больные люди. Вы её задали как вопрос, а я её несколько развил. Я не показал решение проблемы, потому что она очень масштабная, но я её вижу, я с вами согласен. Надо что-то другое, надо по-другому жить. Надо накрывать на стол вкусную, тобою сваренную еду не для того, чтобы спросить: Я готовлю лучше.

мне не знаком покой я у тебя такой

Знаете вы это или не знаете? Вот такую еду хочется потом выблевать. Не для этого накрываются вкусные столы, а для того, чтобы сели, поели, поблагодарили, попели, порадовались, поцеловались и разошлись. Так надо во всём быть: Иначе получится какой-то бытовой сатанизм с вечным желанием первенства.

Надоело это, хуже горькой редьки надоело это вечное желание первенства. И так все помрём, и в гробу будем все одинаковые. Шопен будет такой же незаметный в гробу, как тот сосед, которого он не знал по имени.

Все мы будем одинаковы в гробу, так будем хоть при жизни разнолики. Вот Послание апостола Павла к римлянам, Как понять, что ты правильно веришь, что не ошибаешься и правильно идёшь?

Насколько, верно рассуждение собственного ума? Как это понять, есть ли какой-то критерий? Есть люди, с которыми хорошо, легко и приятно, не хочется расставаться, хочется беседовать, как вы сказали — сидеть за столом радостно. А есть те, с которыми неприятно, от которых хочется уйти подальше. Действительно ли в них есть что-то плохое — то, что нам не нравится, или же это какие-то дьявольские козни, которые не дают людям быть вместе, дьявол людей просто ссорит и не даёт увидеть что-то хорошее?

В связи с этим тоже вопрос: Глубокий поклон, отец Андрей, огромное спасибо заранее. Человеку гораздо легче засунуться, так сказать, в некую плотную систему разных заранее предписанных правил, систему предписаний. В этих предписаниях ему хорошо живётся, потому что: И человеку хочется как бы всё распределить, чтобы спокойно жить и чтобы совесть не тревожилась.

А апостол Павел — какой-то он, знаете — он же работал среди моря бушующего, среди евреев, язычников, и главное, что он говорил: Это была характерная особенность апостольской проповеди. Это потом уже, когда возникли православные империи, когда всё было более-менее унифицировано, появились законы, правила и обязательные церемонии.

А в то бушующее время — оно вернулось уже, между прочим — люди должны были встать перед выбором своей христианской совести и перед лицом многообразных вызовов: Христианская проповедь в своих крайних пределах рано или поздно взывает к человеческой свободе. Мы знаем из житий святых, что многие великие люди, например, могли позволить себе в Великую пятницу яйцо съесть, причём на людях.

Не потому, что они сильно есть хотели и были обжорами, а потому, что они хотели, юродствуя, подтвердить принцип христианской свободы. Ты свободный человек, христианин, ты веруешь в Того, Кому покоряется и небо и земля и море и всё, что в них, Кому ангелы служат, ты не должен вести себя как раб тысячи мелких предписаний.

В особенности тогда, когда ты попадаешь в ситуацию с неверующими, маловерующими, такими, сякими, родственниками, врагами веры, на работе, в семье.

Ты рассуждай по совести, которая просвещена крещением. И это тяжёлое занятие Господь вменяет нам в обязанность в те времена, когда внешние скрепы отпадают. Вот в имперские времена всё ясно: А вот бывают времена, когда ничего не понятно: Так что не ждите, пожалуйста, тех лёгких времён, когда всё будет ясно. Очень много вещей человеку приходится решать самому. А нужно уже принимать решение. Идти, например, на свадьбу к некрещёной подруге, или не идти?

Или, допустим, к подруге, которая выходит замуж за баптиста, и у них будет баптистское камлание в клубе, некий свой праздник? Одного священника спрашиваешь, он говорит: И вот получается, что таких случаев бывают тысячи, и ты должен решать. Сам, по совести, перед Богом.

И блажен, кто не сомневается о том, что он выбрал. Вот где здесь, что здесь? И так всю жизнь придётся думать, потому что никто не скажет вам: Не получится такого, такого не. Мы будем сами мучиться, бедные, своей головой решать: И таких вопросов будет миллион, и нужно, чтобы вы, я, мы — все христиане — готовились к ответственному и сознательному личному отношению ко всем происходящим процессам, потому что другого я ничего не вижу. И в этом смысле надо читать апостола Павла, потому что он именно и говорил: А надо разобраться теперь: Вот такой вызов перед нами стоит.

Потому что чем меньше лезешь куда тебя не просят, тем меньше попадаешь в ситуации, в которых не знаешь, как поступить. Конечно, если бы мы были святыми, то нам бы было легче с окружающими. А поскольку мы не святые, а грешные, то нам с некоторыми людьми хорошо, с некоторыми людьми тяжело. Я вам скажу даже, что и ангелы гневаются на некоторых людей.

Да и Господь Христос — насколько Он любит всех людей, а среди некоторых людей находясь, горько вздыхал, и с гневом смотрел, и удивлялся их неверию, и говорил: Поэтому не надо общаться с теми, с кем вам общаться тяжело.

Если вы не совпадаете, не резонируете на волнах своих душевных настроений с тем или иным человеком, или с группой людей, не лезьте туда, где раздражаются от вас, и где вы раздражаетесь от кого-то. И не устраивайте экспериментов: Мордобой получится рано или поздно, а ничего хорошего не получится. Не лезьте туда, где вас не любят, и где вы не любите никого. Вот раздражаетесь вы на них, они — на вас: Вы туда не ходите, они к вам не ходят: Меньше видишь — крепче спишь. Грешнику надо удаляться от соблазнов.

Чем меньше лезешь куда-нибудь, тем здоровее будешь. Не лезь, куда не просят. Слушаю вас — наслаждаюсь. Как же вы грамотно всё рассказываете. Я ей так объяснял: Господа надо прославлять по мере возможности. Предположим, сидим с домашними, день рождения какой-либо.

Ну, подвыпившие люди, бывает. Как в такой ситуации всё разруливать в такой плоскости, чтобы и прославлять Господа — грамотно объяснять, и в то же время не быть искушаемым человеком? Конечно, девочке выпячивать свою веру опасно. В среде неверующих или инаковерующих людей девочке опасно заявлять о себе, потому что она, по сути, выходит из окопа — выходит в полный рост и в атаку идёт: Это сразу вызывает людей на войну против неё, или по крайней мере на некие вызовы: А чем ты отличаешься от нас?

Это избавит нас с вами от ненужных разговоров, столкновений с теми, кто не разделяет наших мнений. Если парень, например, двухметрового роста, косой сажени в плечах, с кулаками, как пивные бокалы, скажет: И начнут там ей: А чего ты, такая святая?

Поэтому от Иисуса Христа нельзя отрекаться, но без нужды не нужно о Нём заикаться. Нужно, выходя из дома в школу, помолиться Богу кратенько: Научи молчать, когда. Научи говорить, что. И вы её благословляйте. Что касается разговоров за столом, то я имею в памяти слово.

Иоанна Крестьянкина, который говорил — Царствие ему Небесное: Особенно подшофе, когда начинается такое: За столом с мирскими о Боге лучше не говорите, избегайте.

Би-2 - Мой рок-н-ролл - Текст Песни, перевод, слушать онлайн

Это вас тоже избавит от многих проблем и ненужных разговоров. Христос да покроет всякую верующую душу от всякого зла, ибо зла много, но Господь сильней! Извините, я спрошу немного не по теме, и вопрос может вам показаться провокационным. Я считаю жизнь Тараса трагедией.

Его личная трагедия мне известна, также и всякому шевченковеду. Его мировоззрение — это мина замедленного действия, заложенная в украинское сознание. Он — деструктивно мыслящий человек, и он отравил сознание украинства на взлёте. Когда украинство отпочковывалось от русского мира и осознавало себя самобытным, то они впитали всю эту тарасову поэтику, его главную идеологему: Короче, я считаю, что Тарас Шевченко — творец ложных идей, губительных на протяжении всей истории Украины.

Я могу об этом больше сказать, причём аргументировано, но я не желаю превращать эту тему в предмет радиодискуссий или интернет-баталий. Потому что тех, которые любят Шевченко, не переубедишь, а тем, которые его не любят, это не. Но те, которые разбираются в истории, должны знать, что история идей - самая интересная, и с идеями надо, не торопясь, разбираться. У меня есть своё мнение, и нешаблонное.

Всё будет хорошо

Я бы не хотел сказать, что он палач, или идиот, или гений. Это не просто палач, не просто злодей, не просто гений, это всё гораздо сложнее, потому что всё смешано. Так я не могу сказать ни про одного из этих людей, потому что они гораздо сложнее.

мне не знаком покой я у тебя такой

Где они лично сейчас пребывают, и как им. Я вас уверяю, вы многое узнаете, даже если хотя бы подумаете об этом вопросе. Не факт, что Бог ответит на этот вопрос и покажет, где они находятся, но стоит даже просто подумать, где сейчас эти люди. Со Сталиным — меньше вопросов, потому что все считают его кровопийцей. Так вроде ясно, что в раю ему места нету. С Шевченко — больше вопросов, потому что он же не диктатор, не полководец, кровь не проливал.

Даже сама постановка вопроса очень многое проясняет. Они оба вообще, очень разные, их вместе мешать не стоит. Сталина можно поставить с Че Геварой, Боливаром, ещё с какими-нибудь революционерами Запада и Востока.